info@visittula.com 8 (800) 301-71-71
Свяжитесь с нами
туристический портал тульской области
Ru / Eng

«Ночная ведьма» из Тетяковки

Женский авиаполк

«Ночными ведьмами» в Великую Отечественную войну немцы прозвали лётчиц знаменитого 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиационного полка, созданного на основании приказа Наркомата обороны СССР «О формировании женских авиационных полков ВВС Красной Армии» от 8 октября 1941 года. Инициатором появления этого приказа стала легендарная Марина Михайловна Раскова – участница   беспосадочного перелёта Москва — Дальний Восток (село Керби) протяжённостью 6450 км, длившегося более 26 часов, в ходе которого был установлен женский мировой авиационный рекорд дальности полёта. Она использовала своё положение и личные контакты со Сталиным, чтобы добиться разрешения на формирование женских боевых частей.

Полк ночных бомбардировщиков с момента формирования и до конца войны оставался единственной   частью, укомплектованной исключительно женским составом. Оснащён он был самолётами По-2. При формировании в полку было 20 самолётов, потом их численность возросла до 45. На окончание войны в строю было 36 боевых самолётов. Численность полка составляла 115 человек в возрасте от 17 до 22 лет.

Командиром была назначена капитан Евдокия Бершанская - лётчица с десятилетним стажем. Под её командованием полк сражался до окончания войны.

kjh.jpgПочему именно «Ночные ведьмы»? Немцы прозвали их «Ночными ведьмами» за то, что все боевые вылеты были исключительно ночными, а перед пикированием на вражеские позиции пилоты отключали моторы на своих бипланах По-2 и оставался слышим лишь негромкий шелест воздуха под крыльями, похожий на звук метлы. А потом начинался ад для врага!

Вот в какой полк весной 1942 года попала уроженка Тульской области Ирина Себрова. И в этом полку она сумела стать одной из лучших.

1004 вызова смерти

Ирина Себрова была настоящей «ночной ведьмой». У нее даже номер на хвосте самолёта был соответствующий – 13-й, которым она гордилась.

Ирина родилась 25 декабря 1914 года в селе Тетяковка Тульской губернии. После школы уехала в Москву. Окончила техникум мукомольной промышленности. Работала на фабрике. В свободное время посещала московский аэроклуб, в 1940 году окончила Херсонскую военную авиационную школу пилотов. Была лётчиком-инструктором во Фрунзенском аэроклубе города Москвы. В 1942 году окончила курсы при военной авиационной школе пилотов.

На фронтах с мая 1942 года. За войну командир звена 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиационного полка (325-я ночная бомбардировочная авиадивизия, 4-я воздушная армия, 2-й Белорусский фронт) гвардии старший лейтенант Себрова И. Ф. совершила 1004 боевых ночных вылета на бомбардировку войск противника! И каждый полёт – навстречу смерти. А бывало, что в течение одной ночи Себрова совершала по девять-десять вылетов!

Когда в 1944 году Ирину Себрову представили к званию Героя Советского Союза, одно перечисление ее подвигов на войне заняло несколько страниц.

«Сбросила по уничтожению мотомехчастей, живой силы и укреплениям противника 21 600 кг бомбового груза. В результате точных бомбардировочных ударов врагу был нанесен следующий урон – вызвано в стане врага 160 сильных взрывов, 109 очагов пожара, уничтожено 2 переправы противника, 4 прожектора, 3 артточки, свыше 2 взводов пехоты противника. Нанесенный урон противнику показан далеко по неполным данным, а только то, что подлежало учету.

Тов. Себрова боевые задания выполняет отлично. Ее не страшат: ни огонь зенитной артиллерии, ни прожектора противника. Всегда смело, уверенно выводит свой самолет на цель и точно ее поражает. При выполнении боевых заданий проявляет высокое боевое мастерство, настойчивость, мужество, смелость и геройство.

 Звеном тов. Себровой сброшено по войскам противника 228 000 кг бомбового груза, свыше миллиона листовок».

А затем следуют примеры из ее боевой деятельности. Все они подтверждены другими экипажами. Только после этого успешная атака засчитывалась лётчику.

«В ночь на 19 сентября 1943 г. в районе Павло -Дольская, несмотря на сильный заградительный огонь противника, Себрова произвела 8 боевых вылетов, в результате личного бомбометания было вызвано два сильных очага пожара.

В ночь на 10 марта 1943 года уничтожила живую силу и технику противника в пункте Крымская и по дороге от п. Крымская и на пункт Киевская. При подходе к п. Киевская Себрова была схвачена тремя прожекторами противника и обстреляна сильным зенитным огнем. Умело маневрируя, вывела самолет из-под обстрела невредимым и произвела бомбометание точно по заданной цели. В результате бомбовых ударов последующие экипажи гвардии старшего лейтенанта Поповой и гвардии ст. лейтенанта Клопковой наблюдали сильный взрыв и 1 очаг пожара. По данным экипажей горели машины с горючим.

В ночь на 13 сентября 1943 года бомбила скопление войск противника в районе Новороссийска. Несмотря на сильный заградительный огонь противника, умело маневрируя, Себрова достигла цели, произвела бомбометание в результате чего возникло два очага пожара.

В ночь на 3 декабря 1943 г. на высоте 100-150 метров сбрасывала мешки с боеприпасами и продуктами нашим войскам в районе Эльтигена. Выходящие из окружения подтверждали, что в ночь на 3 декабря задание было выполнено отлично».

Зимой 1944 года Ира ездила на десять дней в отпуск. Она побывала в Москве и в родной деревне Тетяковке, где оставались отец и младшая сестра Клава. Там Ира узнала о том, как умерла её мать. Когда вернулась в полк, она рассказывала боевым подругам:

«Немцы были в деревне недолго, их быстро оттуда выгнали. А мама умерла...Наверное, она и сейчас была бы жива... Они у всех отбирали тёплую одежду. А с неё силой стащили валенки... У мамы было больное сердце...».

Поездка И.Себровой в родные места словно удвоили её силы.

«Ира Себрова сделала в полку больше всех вылетов — 1004, даже произнести страшно. Я думаю, что во всем мире не найти летчика с таким количеством боевых вылетов. А была она тихой, скромной, вроде бы и не яркой девушкой», – вспоминала ее подруга И. Ракобольская.

23 февраля 1945 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, Ирина Себрова удостоена звания Героя Советского Союза.

Награждена также орденами - Ленина, Красного Знамени ( трижды ), Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, Красной Звезды; медалями.

Никто не забыт

Героями Советского Союза в полку стали 23 человека. И безвозвратные боевые потери полка за войну составили 23 человека.

Самым трагичным в истории полка была ночь на 1 августа 1943 года, когда полк потерял сразу четыре самолёта. Немецкое командование, раздражённое постоянными ночными бомбёжками, перебросило на участок действий полка группу истребителей Messerschmitt Bf.110 с приборами ночного виденья. Это стало полной неожиданностью для советских лётчиц, которые не сразу поняли, почему бездействует вражеская зенитная артиллерия, но, в то же время, один за другим загораются их самолёты.

Пока разобрались и выработали новую тактику ночных вылетов, были под постоянной угрозой не вернуться на свой аэродром. И Ирина Себрова, казалось, только чудом уходила от смерти.

«Как-то раз мне показалось, что Иру сбили зенитки, – писала в своих воспоминаниях лётчица Наталья Меклин. – Это было летом 1943 года, вскоре после той ночи, когда наш полк потерял сразу 4 экипажа. Ира в то время заменяла командира эскадрильи Дину Никулину, которая лежала после ранения в госпитале. Получив задачу выделить 2 экипажа для полета на разведку с бомбометанием по выбранной цели, Ира решила лететь сама со штурманом Женей Рудневой, а вторым экипажем назначила меня и штурмана Полину Гельман.

Пролетая по заданному маршруту и отмечая все огневые средства, которые нам встречались, мы с Полиной вдруг увидели, как впереди взметнулись в небо лучи прожекторов и схватили самолет У-2. «Ира!» — подумала я. Начался обстрел. Трассы пуль, казалось, пронзали Ирин самолет насквозь. Стреляли крупнокалиберные пулеметы, били зенитки. Самолет кувыркался в воздухе, пытаясь выйти из лучей.

Увеличив скорость, я на полном газу лечу прямо к Ире. У меня еще были бомбы. Вот самолет уже совсем близко. Я вижу, как Ира скользит, пикирует, бросает самолет в стороны, уходя от огненных трасс. Но вот под крылом моего самолета уже зеркало прожектора, рядом с ним — пулемет. Пора! Полина нажимает рычаги — бомбы летят вниз. Тут же гаснет прожектор.

И вдруг я вижу, как круто пикирует Ирин самолет, — мне кажется, что он падает, и я теряю его из виду. Вышел из лучей или сбит? Этот вопрос мучил меня весь обратный путь. Мне казалось, что самолет ползет, как черепаха, хотя летели мы на максимальной скорости. Когда мы сели, Ира еще не возвратилась. Но вот садится самолет. Мы с Полиной бежим к нему и на ходу вскакиваем на плоскость.

— Ира! Женя!

Да, это были они, целые и невредимые. Ира и Женя вышли из самолета и спокойно, как всегда, доложили командиру полка Бершанской о выполнении задания».

Несмотря на то, что лётчицы гибли за линией фронта, ни одна из них не считается пропавшей без вести. После войны комиссар полка Евдокия Яковлевна Рачкевич на деньги, собранные всем полком, объездила все места, где гибли самолёты, и разыскала могилы всех погибших.

С 1948 года гвардии старший лейтенант И. Ф. Себрова ушла в запас. Работала в Московском авиационном институте. Жила в Москве. Умерла 5 апреля 2000 года. Похоронена на кладбище "Ракитки" ( участок 2 ).


Поделиться с друзьями:
Забронировать жилье
Есть вопрос?